8 (913) 136-0710
info@variant-nk.ru
Кемеровская обл., г. Новокузнецк, Бардина, 26/710
Новокузнецк

Сделка от имени... покойника

Рассказ о гражданском деле, которое стало уголовным

В мае 2015 года в Новокузнецке умер Вячеслав Тюфяков. При жизни Вячеслав Васильевич был собственником квартиры в 65-м доме на улице 40 лет ВЛКСМ в Заводском районе. На похороны из Краснодара приехала дочь покойного – Марина Тюфякова. После погребения Марина Вячеславовна обратилась к нотариусу Александру Воронину с заявлением о принятии наследства.

Однако, документов, необходимых для оформления наследства, оказалось недостаточно. Собрать их самостоятельно наследница не могла, так как время её нахождения в Новокузнецке было ограничено. Тогда Марина Тюфякова, по рекомендации знакомых, связалась с директором агентста недвижимости - ООО «Триумф-НК» Мариной Шевченко. Две Марины заключили договор, по которому риэлтор обязалась собрать пакет документов, необходимый для оформления наследственного права.

Тюфякова выдала Шевченко необходимую в таких случаях доверенность и отдала ключи от квартиры отца. Как сообщил позже в суде представитель Марины Тюфяковой, «ключи от квартиры Тюфякова отдала Шевченко М.А. для того, чтобы она занималась наследством, чтобы, например, вызвать техника».

После чего Марина Тюфякова вернулась домой – в Краснодар. Опять приехать в Новокузнецк она смогла примерно через полгода – в январе 2016-го. То, что узнала наследница, повергло её в шок: квартира отца к тому времени …была уже трижды продана!

Суд установил, что примерно за полгода до своей смерти – в декабре 2014 года Вячеслав Тюфяков выдал доверенность на имя некоей Екатерины Лаевской. Этим документом он предоставил Екатерине Валерьевне право подписать от его имени договор купли-продажи квартиры, передаточный акт и получить деньги за проданную квартиру.

Обстоятельства выдачи этой доверенности дочь Вячеслава Тюфякова посчитала весьма странными.

Во-первых, Марина Тюфякова созванивалась с отцом на Новый год, Рождество и в день его рождения (в марте), и при этом Вячеслав Васильевич ничего не говорил единственной дочери о продаже своей единственной квартиры. Во-вторых, эта доверенность была выдана 30 декабря нотариусом Ельцовского нотариального округа Алтайского края. В-третьих, Вячеслав Тюфяков эту доверенность не подписывал: человека, который расписался за Вячеслава Васильевича, представитель дочери покойного в своих показаниях называет «рукоприкладчиком», а суд указывает причину его участия в нотариальном действии («ввиду болезни Тюфякова В.В.»).

Наследница недоумевает: зачем отцу, к тому же больному и в канун Нового года, ехать к алтайскому нотариусу, когда в Новокузнецке достаточно нотариальных контор?

И самое главное. Вячеслав Тюфяков умер в мае 2015 года, а Екатерина Лаевская продала по доверенности его квартиру в июне 2015 года. То есть после смерти доверителя! А так как в доверенности говорилось и о получении платы за продаваемую квартиру, то дочь покойного задала резонный вопрос: а где деньги?

Представитель Екатерины Лаевской принёс в суд предварительный договор купли-продажи (заключённый в 2014 году), расписку Вячеслава Тюфякова и сообщил, что «деньги были переданы Тюфякову непосредственно самой Лаевской». Задать вопросы самой Лаевской суд не смог. В храм правосудия она не явилась. А её представитель пояснил: «Лаевская где-то за городом работает, а место проживания Лаевской ему неизвестно».

Екатерина Лаевская продала квартиру покойника некоему Сергею Пилегину, тот (через месяц с лишним) Марине Кирилловой, а она (через пять месяцев) Роману Подольскому.

Наследница обратилась в суд Заводского района с просьбой признать все эти сделки недействительными и признать за ней право собственности на квартиру отца. А представитель Марины Тюфяковой сообщил суду своё мнение о второй и третьей сделках со спорной квартирой: «Она так понимает, это было сделано для того, чтобы прикрыть ничтожность первой сделки».

А три покупателя квартиры покойника подали в суд встречные иски о признании их добросовестными приобретателями недвижимого имущества.

Однако суд обратил внимание на такие обстоятельства. Никто из приобретателей жилья не зарегистрировался в квартире после её покупки (только последний покупатель прописался в жилье после участия в судебном заседании по иску наследницы). Мужчины-покупатели не платили за коммунальные услуги, а дама погасила долги лишь после продажи ею квартиры последнему покупателю. Все трое не представили суду достаточных и достоверных доказательств того, что они в квартиру вселялись и пользовались ею как собственники.

Последний покупатель пояснил в суде, что, вплоть до покупки им квартиры в декабре 2015 года, покойный владелец был зарегистрирован в данном жилье.

Кроме того, суд указал, что «каждый приобретатель квартиры, как сторона по сделке, должен действовать в своих интересах, проявлять осмотрительность при совершении сделки, предпринять все меры для определения – нет ли каких-либо обстоятельств, которые могут препятствовать заключению сделки с соблюдением требований действующего законодательства». Суд пришёл к выводу, что все три покупателя свои обязанности не выполнили: «У них имелась реальная возможность, прояви они осмотрительность и заботливость, узнать, что имеется порок субъективного состава, поскольку на момент заключения сделки 09.06.2015 г. Тюфяков В.В. умер, доверенность на имя Лаевской Е.В. прекращена».

Суд признал несостоятельным довод о том, что Вячеслав Тюфяков выразил свою волю на продажу квартиры в предварительном договоре, подписанном при жизни. Потому что данный предварительный договор не являлся предметом спора и Екатерина Лаевская действовала именно на основании доверенности.

Также суд признал несостоятельным довод представителя Лаевской о том, что она могла не знать о смерти доверителя. Суд установил, что продававшая квартиру Екатерина Лаевская «знает данный род деятельности», знала о заболевании Тюфякова (которое помешало ему подписать доверенность на её имя). Поэтому, по мнению суда, «именно на неё возложена обязанность перед заключением договора купли-продажи квартиры проверить все существенные обстоятельства, необходимые для заключения сделки, что не было исполнено Лаевской Е.В.».

В итоге судья Заводского районного суда Светлана Катусенко не признала трёх покупателей квартиры добросовестными приобретателями, но признала сделки недействительными и право собственности на квартиру за дочерью умершего владельца.

В суде выяснилось, что директор ООО «Триумф-НК» Марина Шевченко договор с дочерью покойного об оформлении наследственного права не выполнила. Представитель риэлтора сообщил, что Шевченко к выполнению услуг не приступила, потому что клиентка не оплатила ей эту работу. А наследница сообщила суду своё мнение: «Считает действия Шевченко М.А., Лаевской Е.В. мошенническими действиями».

По поводу последнего предположения в судебном акте, датированном июлем 2016 года, изложена такая информация: «В части возбуждения уголовного дела в отношении Шевченко М.А., Лаевской Е.В., а также проведения следственных действий в отношении всех лиц, являвшихся собственниками квартиры… обращение не может быть удовлетворено до проведения полной и всесторонней проверки по заявлению о совершённом преступлении».

Решение по гражданскому делу было обжаловано в областном суде тремя участниками этой истории – Екатериной Лаевской и первыми двумя покупателями квартиры покойника. Суд второй инстанции оставил судебный акт без изменений, и он вступил в законную силу. При этом в апелляционном определении облсуда есть такая деталь: по заявлению Марины Тюфяковой «Постановлением от 17.08.2016 г. уголовное дело возбуждено по ч.3 ст. 159 УК РФ». То есть по факту мошенничества в крупном размере.

Мы будем следить за этой историей и обязательно расскажем о результатах этого уголовного дела.

Михаил Зеленчуков

Фото автора