«Я знаю, что нужно людям»

«У меня интересная судьба?! - удивился мой собеседник по телефону. – Помните книгу «Судьба человека»? Вот там интересно. А у меня ничего необычного». «Ну как же, - продолжаю настаивать. – Отдать 20 лет медицине, а потом взять и уйти в риэлторы – это не так-то просто…» «Ну хорошо, приезжайте, пообщаемся,» - сдается собеседник.

Разговорить Олега Фомкина, эксперта по недвижимости одной из городских риэлторских компаний, оказалось не просто. В недавнем прошлом он кандидат медицинских наук, токсиколог, реаниматолог, врач высшей категории (хотя, "в прошлом" - это громко сказано, стать "бывшим" врачом невозможно). Он легко общается, подробно рассказывает о себе, но «картинка» получается абсолютно «лубочная». Захотел – поступил просто в институт, куда конкурс на место в то время составлял 15 человек, и в армии ему было интересно, и кандидатскую диссертацию сам написал, не учась в аспирантуре. Поневоле начинаешь задаваться вопросом: «А где же эмоции, чувства? Ведь не о чужой же судьбе рассказывает…» И лишь постепенно, слово за словом, начинают проявляться объяснения такой «легкости бытия».

- Я в сорок лет словно по-новому жить начал, - говорит в какой-то момент Олег. – Сначала бросил курить, потом изменились семейные обстоятельства, а недавно взялся за новую для себя профессию. Почему ушел из медицины? Вы знаете, я если чем-то начинаю заниматься, то выкладываюсь по полной, в полсилы не делаю. И если говорить о медицине, то проработал я в этой сфере около двадцати лет. После окончания института – в Новокузнецком филиале института общей реаниматологии Российской академии медицинских наук, потом в отделении реанимации 2 горбольницы, работал круглые сутки, в месяц выходило до 12-ти дежурств, в отпуске не был 8 лет. Но всему есть свой предел. Ушел, потому что понял, что хочу другой жизни, другой зарплаты, других отношений. Я свой долг Родине уже давно отдал, и как защитник, и как специалист. Настало время пожить для себя. Знаете, как говорят про мужчин средних лет: кризис среднего возраста. А я бы назвал это время периодом переосмысления.

- А с какими целями изначально шли в медицину?

- Признаться честно, изначально я вообще в медицину не шел. Документы после школы отправил в Омский институт физкультуры, куда меня без проблем взяли. Не сказать, что собирался быть тренером. Просто занимался спортом, так что выбор получился естественным. Но отговорили родители. Мама у меня бухгалтер, папа – выпускник Новосибирской консерватории. Они хотели для меня другой судьбы, не тренера. А так как родом я из Томска, то выбор вузов был достаточно широк. Подумал, почему бы не пойти учиться в медицинский? А в те годы самый верный способ поступить в Томский медицинский вуз – сначала отучиться на двух курсах медучилища, а затем без проблем тебя брали в институт. Я и решил пойти этим путем. Но приехала сестра и пристыдила меня, мол, не валяй дурака и подавай сразу документы в институт. Для меня учеба никогда не представляла особой трудности. В мединститут поступил сразу.

- Диплом врача достается тяжело…

- Медицинский вуз был и остается самым сложным из всех вузов. В мединституте нужно зубрить и отдавать учебе 90 процентов своего времени. Но у меня никогда не было сомнения, что я окончу институт и сдам все необходимые экзамены. Годы в спорте научили и самодисциплине, и трудолюбию. К тому же у меня с детства не было много свободного времени. Я, к примеру, не знаю, что такое дворы. Мальчишками однажды разрушили сарай (дело было в Томске - городе деревянного зодчества), но на этом вся моя «улица» и закончилась. Я вообще уверен, что детям не надо давать много свободы, чтобы всякие глупости в голову не лезли.

- А от мединститута чего ожидали?

- Хотел просто выучиться. Никаких высокопарных слов, без желания спасти человечество. Хотя и вышло все наоборот. Без ложной скромности могу сказать, что спас жизнь не одному человеку. С некоторыми мы до сих пор поддерживаем дружеские отношения. Дело в том, что со специализацией я определился достаточно быстро. Как со спортом: там было более-менее экстремальное направление, - так и в медицине. Пошел работать врачом анастезиологом-реаниматологом. Сначала нарабатывал себе базу для написания кандидатской диссертации, а потом это стало тем, что я умею делать лучше всего. В ургентной (экстернной) медицине только спустя годы труда можно стать настоящим специалистом.

- А вы говорите, обычная жизнь. Из спорта - в медицину, а теперь - неожиданный поворот: в риэлторы…

- Вы знаете, так или иначе я работаю с восьмого класса. Не потому, что в семье была сложная ситуация. Просто не хотелось клянчить деньги у родителей. Мы много ездили на соревнования, а на поездки нужны были деньги. Поэтому я периодически по ночам подрабатывал грузчиком. Нестабильные 90-е тоже заставили выкручиваться. Уже была семья, должен был содержать не только себя, но и жену с ребенком. А работа в медицине? С финансовым вопросом здесь было и есть сложно. Поэтому в свое время продавал машины, занимался продажей квартир… Так что профессия риэлтора мне известна не понаслышке.

- Чем-то помогает в новой профессии предыдущий опыт работы с людьми?

- Помогает в том, что я зачастую лучше человека знаю, что именно ему нужно. И заранее могу сказать, какая квартира кому подойдет идеально.

- В новой жизни появились новые увлечения?

- Спустя многие годы без отпуска я наконец стал ездить отдыхать. Так что путешествия и новые страны вполне можно назвать моим новым увлечением. Да и профессия риэлтора ставит новые планки, которые я ни в силу своего спортивного опыта, ни в силу своего упертого характера не могу не покорить.

К началу страницы