Валентина Звягинцева: «Продажи сегодня не перспективны»

В очередной раз непостоянный рынок недвижимости Новокузнецка бросает вызов риэлторам. О том, как преодолеть трудности и что главное в работе с людьми журналу «Вариант» рассказала Валентина Алексеевна Звягинцева. Она начала работать на рынке недвижимости еще на заре приватизации, а сегодня является директором АН «Авангард».

- Валентина Алексеевна, как получилось, что вы стали риэлтором?

- Я работала в школе учителем. В 1992 - 93 годах, когда стали задерживать зарплату, пришлось задуматься о дополнительном заработке. В свое время я самостоятельно поменяла квартиру, где мы жили с семьей, на большую. И это было мое первое знакомство с новокузнецким «толчком» - народным рынком недвижимости города. Тогда приватизации еще не было, и как такового рынка тоже не было. Люди просто приходили на толчок и выясняли, у кого какая квартира, кто с какими целями пришел: кто-то съезжался, кто-то разъезжался. И свои азы проведения сделок с недвижимостью я получила именно там. Я поняла, что это может быть интересно и увлекательно. Поэтому, когда появились финансовые трудности, пошла работать в бюро недвижимости диспетчером.

- Что входило в обязанности диспетчера?

- Я должна была отвечать из дома на телефонные звонки и предлагать квартиры, информацию о которых мне предоставляла фирма. Так я узнала цены на квартиры в городе, потребительский рейтинг районов, уровень спроса на ту или иную недвижимость.

- И все это время Вы продолжали работать в школе?

- Я совмещала очень долго. Каждый раз думала: вот сейчас завершу учебный год и уволюсь. Но проходило лето, наступало первое сентября, и я видела ясные, светлые глаза своих учеников и понимала, что не могу их вот так взять и бросить. У меня был класс, который я вела с самых первых дней. По первому диплому я учитель начальных классов, но когда мои детки подросли, я решила, что не смогу с ними расстаться, получила второе высшее образование – учитель естествознания и биологии – и вместе с ребятами перешла в среднее, а потом и старшее звено. Уволилась из школы я лишь тогда, когда выпустила свой любимый класс. Шесть лет продолжалось «расставание» со школой. И педагогике я отдала 28 лет.

- А как в это время строилась карьера в сфере недвижимости?

- После работы диспетчером я стала агентом по недвижимости. Постепенно нарабатывала себе имя и положительную репутацию. И когда я уже рассталась со школой, меня пригласили работать на КМК начальником отдела недвижимости. Мы занимались тем, что реализовывали квартиры, которые работники КМК передавали заводу взамен полученных новых. В те годы еще были лицензии. Мы каждый год ездили сдавать экзамены в Кемерово, проходили обучение, узнавали много интересного.

- От этого на рынке царил больший порядок, чем сейчас?

- Вы знаете, лицензия, по сути, для развития рынка ничего не давала. Есть одаренные прекрасные люди, которые могут выучить материал и отстрочить его на пятерку, но применить свои знания на практике они не могут. Поэтому на рынке были отличники, но без навыков и практики. И было очень сложно работать с этими людьми. Они не понимали, о чем вообще идет речь, не могли быстро принять решение. Ведь в чем сложность работы на рынке недвижимости? В том, что у нас встречается А и Б. А между ними нужно еще увидеть «И». Это очень сложно. Когда отменили лицензии, на рынок вышли те, кто прошел практику. Постепенно я открыла свое агентство недвижимости, и на сегодняшний день круг моих клиентов – это те, кого к нам привели друзья и знакомые, о нас узнают через «сарафанное» радио.

- Какое главное правило за это время вы для себя выработали?

- За недвижимостью всегда нужно видеть людей. Мне приходилось проводить сложные, запущенные сделки, когда с клиентами уже все отказались работать. В те годы, когда психологи у нас еще не были популярны, я порой сама выступала семейным психотерапевтом. К примеру, супруги, находящиеся в стадии развода. Это безумный клубок нервов, взаимных обид и претензий. Они зачастую не хотят и не могут друг друга услышать. Я поступала так: приглашала супругов и говорила: Скажи мне о нем, но потом друг друга не упрекайте. Человек должен был высказать все, что накопилось у него на душе, а другой должен был молча это выслушать. Потом мы брали тетрадку и «исправляли ошибки»: прописывали все обиды супругов и проговаривали, как было бы правильнее поступить в той ситуации. Это помогало восстановить диалог между мужем и женой. Причем доходило до курьеза: однажды я так поработала с семьей, что и через некоторое время они пришли ко мне и сказали: «Мы передумали продавать, мы решили попытаться снова жить вместе». Сейчас с такими «проблемными» квартирами я работаю только путем эксклюзивного договора, чтобы люди сознательно подходили к процессу продажи квартиры.

Вы знаете, подобных запутанных ситуаций в недвижимости много. Порой я просыпаюсь ночью и думаю: как же решить проблему, что придумать? У меня дома есть свой рабочий кабинет. Я просто прихожу туда и занимаюсь какими-нибудь текущими делами. Но в это время подсознательно ищу правильный ответ.

- Сегодня все чаще поднимается вопрос: а зачем вообще нужен риэлтор?

- Наступивший кризис, я думаю, сам ответит на этот вопрос. Простой пример: ко мне пришел хозяин 4-х комнатной квартиры, которая уже два года стояла на продаже. Желающих не находилось. В нашем городе сейчас нет спроса на такие квартиры: четыре комнаты, дорогая недвижимость, большая площадь. Одна квартплата составляет более 5 тысяч рублей в месяц. И тогда я сделала обмен на Сочи. Уже в Сочи мы продали квартиру, и в итоге продавец получил ту сумму, которую хотел. Вся эта работа легла на плечи риэлтора. Сам он этого не мог сделать.

- Я знаю, что Вы работали в Москве.

- Да, за год мне удалось подняться до уровня ведущего эксперта по недвижимости в крупной московской компании. И могу с сожалением сказать, что там рынок недвижимости более развит, чем у нас. К примеру, там не устраивают до 20 показов одной квартиры. Основная работа ведется по Интернету: клиент получает подробную информацию с фотографиями. В Москве можно получить сведения из психоневрологического диспансера и наркологического. Это очень важно для безопасности сделки. У нас же в городе эти сведения конфиденциальны. В столице, если у вас возникают сомнения в адекватности продавцов или покупателей, вы можете прямо на сделку пригласить врача, который проведет освидетельствование и выдаст официальное заключение. В Москве вместе с документами о приватизации на руки выдается заявление, где указано, кто участвовал в приватизации, кто отказался. И если ты видишь, что человек имел право на приватизацию, но отказался, ты можешь привести его к нотариусу и взять подтверждение, что он ознакомлен с продажей квартиры. Чтобы в дальнейшем не возникло спорных моментов.

- Как раз столичные риэлторы недавно заговорили о том, что рынок встал и что недвижимость продается с большой скидкой. Какие перспективы в Новокузнецке Вы видите?

- В Москве является нормой одна сделка в два месяца у одного риэлтора. Для нас сегодня это кажется катастрофическим падением. На мой взгляд, агентства недвижимости смогут выжить в кризис, увеличив комиссию. Но повышение это придется отработать. К примеру, просто продажи сегодня не перспективны и не актуальны. Нет такого спроса, нет покупателей. Возвращается бартер: меняют машины на гаражи, дачи на квартиры, квартиры на дачи, меняют города. Предвидев это, я стала налаживать сотрудничество с другими городами. Если мы не можем продать в Новокузнецке, мы должны привлечь рынок всей России. Это неправда, что мы испытываем отрицательную миграцию: едут не только из Новокузнецка, но и в Новокузнецк. Едут из Прокопьевска, Осинников, Мысков, даже Томска. И этим нужно воспользоваться. Вместо договоров купли-продажи будут востребованы договоры мены – это и проще, и дешевле для клиента.

- Какие, на Ваш взгляд, квартиры будут наиболее востребованны в ближайшее время?

- По-прежнему на пике популярности 1 - 2х комнатные квартиры. Цена квадратного метра в них порой выше, чем в квартирах большой площади. С 2015 года, когда введут налог на недвижимость от кадастровой стоимости, серьезно пострадают большие квартиры, к примеру, 4-комнатные. Помимо высокой квартплаты на плечи собственников еще ляжет и налог. И это на фоне ухудшающейся экономической ситуации. Уже сегодня в Москве такие объекты делят капитальной стеной, получая две самостоятельные квартиры, и оформляют на них отдельные свидетельства в Россреестре. Это позволяет продать недвижимость. Либо собственник может оставить одну себе, а одну продать – и тем самым снизить финансовую нагрузку. Думаю, что о подобной практике можно задуматься и в Новокузнецке.

- Не боитесь, что сейчас риэлторы прочитают это интервью и воспользуются вашими находками?

- Нет, не боюсь. Всегда появится тот случай, который нельзя решить готовым рецептом. Всегда нужно искать собственный путь. Вы считаете, я никогда не проигрывала? Проигрывала, и не раз. Но каждый раз я говорила: спасибо за урок. И кризис – лишь повод выучиться чему-то новому и вновь преодолеть себя. Я искренне верю, что одна из важных жизненных задач любого человека – любить свою профессию и отдавать себя полностью ей. А это значит, постоянно учиться чему-то новому.

К началу страницы