Новокузнецк: в точке неустойчивого равновесия

Любим ли мы свой город? Попробуйте себе задать этот вопрос. К сожалению, многие в первую очередь видят негативные процессы, происходящие в нашем городе. И, действительно, они имеют место.. И грязь, и недостаток культуры, и дымящие трубы со всех сторон, и отток лучших людей – все это есть. Но правильно ли просто махнуть на город рукой? Мол, ничего не изменишь? Как раскопать в своем сердце любовь к родному месту? Ценить прошлое и верить в будущее – по большому счету этого достаточно. С прошлым более-менее понятно, хотя бы в общих чертах представление есть. А вот с будущим – проблема. План социально-экономического развития города до 2025 года и Генеральный план, принятый в прошлом году, дают слабое представление о нашем светлом будущем. Видения, стратегии, вектора развития в таких документах не увидишь. Могут ли у города появиться новые пути развития? Кто должен решать глобальные вопросы развития Новокузнецка? Об этом мы поговорили с человеком неравнодушным к судьбе города, членом совета городского краеведческого объединения «Серебряный ключ» Татьяной Безденежных.

- Татьяна, а надо ли городу задумываться о своем будущем?

- Несомненно. Не видя перспективы, просвета впереди, жить-то невозможно. Сейчас наступило такое переломное время, когда мы из одной эпохи перешли в другую. Хотим мы этого или не хотим. На первый план выходят ценности не индустриализации, а некие другие. А вот готовы мы или не готовы к ним – вопрос. Наша страна не готова, но есть отдельные регионы, которые уже почувствовали вкус нового времени. Там легко воспринимаются новые технологии, тенденции, и люди там понимают, куда они движутся.

- А в Новокузнецке?

- Новокузнецк оказался в числе неготовых, потому что во главе угла стояла индустриализация, на которой, благодаря металлургической и горной промышленности, город и вырос. Поэтому, когда в 90-е годы замаячила проблема закрытия заводов, все заплакали со страшной силой. Хотя, если бы их тогда закрыли, сегодня уже все бы устаканилось. А сейчас сделали такую смерть с продлением. Вот мы и умираем. Но при этом мы же можем и не умереть.

- Неужели действительно умираем?

- Как интерпретирует ситуацию Новокузнецка Владимир Каганский, московский специалист по культурному ландшафту, мы находимся в точке неустойчивого равновесия. Либо город будет сворачиваться, и такие процессы истории известны, либо мы будем, понимая, что жизнь переменилась и нашим хлебом насущным станет не металлургия, не промышленность, а что-то другое, меняться. Нам надо выбирать новый вектор движения. А если мы будем сидеть и ждать, что где-то кто-то за нас все решит, то результат может быть неутешительным. Поэтому сейчас занимать стороннюю позицию – опасно.

- Но что может сделать простой человек?

- Да, мы не президенты, мало на что можем повлиять, но от нашего запроса, нашего сознания, тоже все может двигаться. Если мы, горожане, не вопрошаем, то тогда кто? Кому-то кажется, что в городе все хорошо. Не хочу сказать, что администрация не заботится о своей вотчине, но они думают о будущем в определенном ракурсе, больше в хозяйственном. Отремонтировали 100 км чего-то, дороги построили – конечно, хорошо. Кто скажет, что плохо? Но это же не единственное занятие города. Город – как живой организм, куда он идет дальше? Сегодня этого никто не знает. Не мешало бы задуматься и начинать понимать эти процессы. На самом деле, время ограничено, в 90-е годы мы пошли в затяжное пике и пока еще падаем. Идея признания города «моногородом» ничего не даст. Это как взять справку об инвалидности. Надо, наоборот, признать, что ты здоров, и решительно двигаться вперед. Необходимо расширить зону тех, кого волнует судьба города, выносить тему на широкое общественное обсуждение, давать возможность приносить новые идеи и с ними работать.

- Например, есть у человека идея. Куда ему идти? Есть ли группы людей, к которым можно присоединиться?

- На самом деле такие группы людей существуют, к ним бы я отнесла краеведческое объединение «Серебряный ключ», которое в библиотеке им. Гоголя работает уже пятый год. Кроме того, организаторов и участников конференции «Кузнецк. Сталинск. Новокузнецк» (НФИ КемГУ). Как раз на последней конференции вопрос так и стоял – о перспективах развития города. Я думаю, что людей много, но они в таком разорванном состоянии. Напоминает все это кухонные беседы времен 50 - 60-х годов. И в них есть перекос - увлечение «бытовщиной», разговорами о чисто бытовой жизни города, о том, как все плохо. А стоит уже задуматься о более серьезных вещах, которые реально могут изменить жизнь. Чтобы ведущаяся деятельность наполнилась духовной составляющей, потому что без этого содержания наблюдается тенденция к деградации.

- Не сгущаете ли вы краски?

- Нет. Только представьте, на полумиллионное население города нет ни филармонии, ни концертного зала, ни одного полноценного кинопрокатного учреждения, где был бы представлен российский кинематограф. Учебные заведения в плачевном состоянии. Расплодившиеся филиалы постепенно будут закрываться. Тенденция уже есть: наша молодежь хочет учиться в других городах и после окончания учебы возвращаться обратно не желает – просто работы в городе нет. Оказалось, что наше городское хозяйство не готово для новой деятельности. Металлургия в том виде, в каком она была ранее, уже закончилась, а некие новые виды занятий не созданы. И получилось, что нет работы для взрослых людей и нет работы для молодежи. И что тогда? Тогда может произойти такое, о чем уже некоторые смело заявляют. Что через 50 лет здесь будет всего 150 тысяч жителей. Как вам такая перспектива? Тогда вообще непонятно, для чего мы принимаем Генеральный план. Может быть, уже перевести разговор в честное русло?

- Думаю, у многих есть все-таки надежда на нашу промышленность…

- Металлургическое направление сейчас замораживают. А ресурсы развития, может быть, еще есть? Ведь никто этого не знает. Все связывают город только с угольной отраслью. Недавно подсчитали, нам хватит залежей угля на 300 лет. Ну и что? А может быть, через 20 - 30 лет уголь вообще не будет использоваться и просто будет не нужен. Поэтому непонято, что же делать этому краю дальше. С приходом новых технологий такие объемы добычи не понадобятся И тогда его хватит на 1000 лет. Только чем город тогда будет заниматься?

- Общественность может лишь обсудить тему, что-то предложить. Но для прогнозирования будущего должен быть серьезный подход…

- Правильно. Но вопрос, кто это должен делать? Я думаю, что это в компетенции людей ученых, специалистов разных областей, имеющих возможность синтезировать знания. Я уже упоминала Владимира Каганского, он был в Новокузнецке, имеет определенный взгляд на город и готов провести серьезное исследование. Это географ, кандидат географических наук, его научная тема «Культурный ландшафт» как раз целостно рассматривает регионы. Когда читаешь его работы, понимаешь, как важно осознавать с точки зрения географии, где ты находишься. При этом понятие географического положения достаточно широкое, это не просто точка на карте мира. Сопряжение города с окружающими территориями дает понимание, как он – в зависимости от своих соседей и от собственного потенциала – мог бы развиваться. Может быть, такое исследование пора уже проводить Новокузнецку? А не просто сочинять план социально-экономического развития, в котором честно признано, что обеспеченность населения культурно-спортивными сооружениями у нас составляет 20 - 30% от нормативов. В лучшем случае, при реализации Генерального плана мы доведем эту цифру до 50%. И это в лучшем случае. При этом есть чудесный показатель – обеспеченность барами (а у нас это, как правило, «пивточки») в нашем городе 192%. Вот все и сказано, вот и стратегия…

- Чем конкретно может помочь консалтинговое исследование Владимира Каганского?

- Заявка на исследование от Владимира Каганского уже представлена. В ней рассматриваются возможности развития города. Там не будет прописываться, сколько нужно открыть школ и построить водоводов. Вопрос иной: идеи и стратегии, в каких направлениях может расти город физически и чем бы мог город заниматься, имея именно такое географического положение и окружение. Например, важный посыл – то, что Новокузнецк не ограничен с юга, юго-запада и юго-востока возможностью роста и захвата территории – не в прямом смысле. У Новокузнецка есть шанс стать неким центральным местом с влиянием на южные территории – в отличие от Кемерова, который со всех четырех сторон подперт большими городами. Новокузнецк же стоит у въезда в Алтае-Саянский регион. Положение уникальное: с одной стороны – вся сибирская цивилизация близко, с другой стороны – в полной доступности девственная природа. Это – выход на новые территории, вплоть до Монголии, близость к природе – может стать важными моментами в развитии. Найти и осознать эти и другие возможности города – над такой задачей стоит сегодня работать.

Беседовала Наталья Евстигнеева

К справке:

Каганский Владимир Леопольдович - российский учёный в области географии, ведущий научный сотрудник Института национальной модели экономики, руководитель направления "теоретическая география ландшафта". Научные путешествия и комплексные региональные исследования: Центр и Запад России, Урал, Сибирь, Дальний Восток (более тридцати регионов РФ); Северный Казахстан; Прибалтика; Украина; Германия.

«Географию Новокузнецка и всей агломерации – как и многих районов России – сформировало производство, в основном тяжелая промышленность. Производство было первичным. На него наращивался транспорт и жилая застройка. Поэтому терминологически точно Новокузнецк - не город, а промышленно-городская агломерация, особенно учитывая заметную чересполосицу в использовании земель (в любом направлении будет завод, многоэтажная застройка, жилая одноэтажная застройка, садовые участки, сохранившиеся долины рек, массивы лесов); границы этого образования нечеткие, неясные - но с границами города никак не совпадают. Собственно компактного города нет - есть фрагментированный город с транспортными проблемами».

«У каждого поселения, тем более города (или поселения, имеющего шанс стать полноценным городом) – должна быть определённая функция или даже миссия, хотя бы некий смысл. Но какова миссия Новокузнецка? Производственная? Может ли производство устаревающей продукции быть миссией места и его смыслом? Новокузнецк как городское сообщество должен эту миссию обрести и ему можно помочь».

«Пребывая в Новокузнецке, некоторые вещи ощущаешь очень ясно – ты находишься в пространстве больших заводов. Но вот чего совершенно не чувствуешь – так это то, что Новокузнецк потенциально имеет сферу влияния - чуть не миллион квадратных километров. Похоже, что город это пространство не интересует. Ведь ближайший крупный город к югу – это Урумчи, в китайском Синьцзяне. Между Новокузнецком и Урумчи ничего городского нет!»

«Новокузнецк, не самый нищий из городов в России и не самый маленький, очень плохо изучен и понят профессионалами. В горизонте полустолетия – может быть, и существенно раньше - с Новокузнецком должно произойти радикальное изменение».

«Решение даже сравнительно частных проблем типа создания новых районов застройки (или решения транспортной проблемы) в нынешнем Новокузнецке, учитывая переломный момент его существования, требует более глубокого и широкого анализа, ответа на нетривиальные вопросы. Чем является сейчас город – чем он может быть (а чем не может) – к чему он должен стремиться? Что из наследия следует сохранить, что приумножить, а что пора демонтировать или радикально трансформировать? Каковы его возможности в перспективе хотя бы полустолетия? Сколько именно и какие именно сопряженные пространственные целостности (центр – город – агломерация – Южный Кузбасс и т.д.) должны быть объектами стратегического проектирования? Каковы старые ресурсы Новокузнецка – известно, но вот каковы нетривиальные и новые ресурсы – позиционные (потенциал географического положения), образно-символические, культурные, имиджевые, брендовые? Какова реальная миссия Города, смысл его существования, притом что один градообразующий проект заброшен, будучи недореализован (старый Кузнецк - центральное место на границе), а другой – угольно-металлургическая столица Сибири – исчерпывается на глазах».

К началу страницы