Разрезы замедленного действия

Не первый год в Новокузнецком районе идут жаркие дебаты и чуть ли не баталии между местным населением,дачниками и угольщиками.Конфликт этот имеет свою предысторию. Еще в 90-е было принято решение всячески развивать угледобычу в Кузбассе именно открытым способом. Никто тогда не думал про людей, природные и экологические катастрофы. И что мы имеем на сегодняшний день?

Практически разрушен природный баланс в районе сел Березово, Матюшино, Красинск, Рассвет, Апанас, Новый Урал и др. Практически так же развивается сценарий в Костенково, где разрез берет красивейшую деревушку и природу в котел.

Причем строительство нового разреза в Костенково заставило крупных инвесторов отказаться от строительства коттеджного поселка на берегу Листвянского пруда. Были построены первые дома, теплотрасса, котельная, дорога, линия электропередач.Были закопаны крупные деньги, однако планы угольщиков все перечеркнули. Даже люди, купившие там совсем недешевые сотки, вынуждены были прекратить строительство и искать более спокойные места без такого беспокойного и грязного соседства.

На слуху у всех новокузнечан и жителей Новокузнецкого района скандал с Терсинским источником минеральных вод. Единственное месторождение минеральной воды на Юге Кузбасса может исчезнуть из­-за тех же горных работ.

А теперь дошла очередь и до Таргая. Это, пожалуй, последний оплот первозданной природы, чистоты и экологии. Поэтому жители села решили, не мудрствуя лукаво, сразу обратиться к Президенту России, и соответствующая петиция уже ждет своих подписантов.

С одной стороны, власти декларируют заботу о населении, экологии и прочем, а с другой ­ совершенно равнодушно позволяют уничтожать природные богатства Кузбасса.

Не так давно сам губернатор сетовал на то, что угольный рынок просел, миллионы тонн угля лежат невостребованными на складах: «У нас сейчас крен намечается, что коксующегося угля будет не хватать. Уже явно видно, что не хватает даже сейчас. А энергетики (угля энергетических марок — прим. ред.) некуда девать. Европа резко сократила (импорт угля — прим. ред.), на 20%. А то, что мы надеялись на Азиатско-­Тихоокеанский регион, ничего не идет. Японцы немного держатся, а остальное практически не идет».

В нефтяной отрасли крупные нефтедобытчики пытаются правдами и неправдами договориться о сокращении добычи нефти, так рынок уже перенасыщен. Такая же ситуация и на угольном рынке. Так кому нужны новые разрезы?

Вообще следует заметить, что в кузбасской промышленности, будь то угольная или металлургическая отрасли, бал правит очень странная логика: чем хуже, тем лучше. Хуже кому? Нам с вами! Лучше кому – тоже понятно!

Сергей Смолянин

К началу страницы